Очень ценные бумаги

Дядя мой, крестьянин KPPel, был человеком со странностями. Нет, мы, конечно, все со своими особенностями, но мой дядя, всё же случай особый. Засидевшись в батраках, он до сих пор шутил весьма необычно:

- Что сделает батрак со своей робой, когда перейдет в сословие ремесленников? - хитрый прищур его умных глаз никогда не давал понять, что будет дальше.

- Сожжёт её как лягушачью шкуру! - радостно продолжал мой старший родственник и, достав откуда-то кафтан подсобного рабочего, обливал его нефтью и поджигал пороховой закладкой.

Но одной из самых страстных странностей дяди была его страсть к коллекционированию ценных бумаг. Вы не ослышались, именно. коллекционированию.

- Ты вот, наверняка, как большинство думаешь, что от ценных бумаг одна лишь польза - дивиденды!? - крестьянин мог часами рассказывать о любимом хобби. - А ведь это лишь одна сторона монеты!

- Вообще-то, дядя, я когда свои гонорары репортерские тебе взаймы давал, то на дивиденды как раз и рассчитывал, - на эти мои слова лишь махали рукой.

- Ты прям как брат мой! Тот тоже только о деньгах думал! Даже на эту... Битву престолов уплыл. Имя себе дурацкое придумал, то ли Локоц, то ли Локос! Всё одно ничерта у него не вышло. Сгинул! Эх... - хоть дядя и костерил моего отца, но в сердце относился к младшему брату с теплой братской любовью. - Небось и в редакции своей статьи с кушем пожирнее выбираешь! Ну да спасибо за помощь в собрании коллекции, племянник!

Гневливость сочеталась в характере дяди с необычайно быстрой отходчивостью.

- Зачем тебе коллекция такая, дядь KPPel? - задобрить старика можно было разговором на его любимую тему

- Вот об этом и стоит всегда помнить! - дядя доставал из схрона огромный альбом, в котором хранил свои 24 акции. - Иной балбес скупит десяток акций госбанка и рад! А ведь акции, они как дети! К ним с душой надо!

Уютно устроившись на завалинке крепкого дома, да заварив вкуснейший какао с молоком, я и мой брат часто выслушивали дядины рассказы.

- Каждая акция это маленькое отражение реальности. Вот сталеплавильный завод. Литейный ковш на фоне стальном... - дядя нежно гладил бумагу в водяных знаках и глаза его блаженно закатывались.

- А вот лесопилка. Словно листва густых лесов нашей земли эта бумага. Прислушаешься и будто шум ветра в кроне деревьев! - в крестьянской душе явно скрывался великий поэт и неисправимый романтик

- Эти мои любимые! - дядя глазами прыщавого подростка перволюба по весне смотрел на четверку акций Карибский плантатор, - Река, протекающая по пышным плантациям!

- А чего ты их четыре то взял, дядька? - мой бесцеремонный брат частенько пытался развеять возвышенный настрой дяди. - Потому что они дохода не приносят? Хе-хе!

- Молчи, дурень! Тебе только хабар считать после налетов! И то брат помогает! - пока KPPel, сердился я тихо пинал брата ногой, мол не нарывайся, а то в следующий раз хозяин нальет прокисшее молоко в какао.

- Не понимаешь ничего, рот и не разевай! - дядя быстро приходил в себя и начинал объяснять. - Видишь, маленький циферки в углу, а ты ж не снайпер, ничерта не видишь! Это номер эмиссии! Все четыре в разные выпуски были куплены! Этот ещё по 0,8 золотого, этот уже дороже - 0,9. Эти два - по золотому уже, но этот недавно, а этот в марте купил.

Честно сказать, мы не различали этих номеров, но и не завидовали дяде. Карибский плантатор обещал немалые доходы в будущем и мы с братом втайне купили себе по полдюжины штук.

- Кстати, когда мне свои акции принесете? Может они из тех эмиссий, что у меня нет?! - дядя хитро смотрел на нас и посмеивался в усы над нашими округлившимися глазами. - Ладно, оставьте себе.

- Да у тебя ж всё есть уже! - мой брат всегда отстаивал свои сбережения, видимо сказывались недели, проведенные в подвалах.

- Всё, да не все! Нет у меня, племяшки, ещё двух очень ценных бумаг! - лицо крестьянина принимало загадочное выражение, а голос понижался до заговорщицкого шёпота. - Нет у меня, друзья, грамот градостроителя и князя!

Я понял, к чему клонит KPPel, но среагировать не успел.

- Сейчас как раз на аукционе этих грамот завались! - длинный язык моего брата не только помогал ему часто выходить из подвалов без выкупа, но и столь же часто в эти подвалы его приводил.

- Воот! Ты, младшенький, я знаю, без денег сидишь, а старший брат твой дяде не откажет занять, чтоб я хоть одну грамотку выкупил? - не только поэт, но и великий актер был сокрыт в брате нашего отца. Отказать, глядя в эти несчастные глаза было просто невозможно!

Я отсчитал пару золотых, весь свой гонорар за последнюю статью и дал дяде.

- Хватит?

- Если не хватит, фузею пусть младший продаёт! - крестьянин уже бежал на аукционную площадь.

- Как думаешь, он хутор то строить будет? - мне очень хотелось придушить своего болтливого брата, но я лишь пожал плечами.

- Хорошо бы. Но думаю, что в альбом свой положит. Это ведь "очень ценные бумаги"! - и мы оба расхохотались.

Автор: KPPj